11:00 

Очарование, глава 1

Автор: Sariniste
Переводчик: gingerally
Бета: My dead soul

Персонажи: Ичиго/Орихиме, Сора
Рейтинг: PG-13
Жанры: романтика, АУ
Состояние: в процессе, 4 главы (перевод закончен!)

Саммари: Париж 1950-х годов. Известному в своих кругах частному детективу Соре Иноуэ поручено вести слежку за состоятельным плейбоем Ичиго Куросаки, заподозренным в любовной связи с женой богатого бизнесмена. Орихиме — невинная, но чрезмерно любопытная сестра Соры — оказывается втянута в это дело по самую макушку... За основу взят сюжет фильма «Любовь после полудня».
Примечания: фанфик написан под впечатлением от вальса Филиппо Маркетти — «Очарование» («Fascination»)

Сора Иноуэ стоял, прислонившись к холодной каменной часовой башне. Он переступил с ноги на ногу, сменив позу, и, в который раз подняв фотоаппарат, навел его на окно на противоположной стороне улицы. И со вздохом опустил: до сих пор излишне темно, чтобы разглядеть хоть что-нибудь.

Он поморщился, разминая затекшие конечности. Принято считать, что жизнь частного сыщика чарующа, полна опасностей и приключений. Его же опыт показывал, что она состоит из долгих и нудных слежек, наподобие этой. Ему никогда не приходилось ввязываться в перестрелку или во что-либо драматическое. Терпение в его профессии ценится не меньше, нежели умение пользоваться оружием или гоняться за преступником.

Предрассветная прохлада давала о себе знать, и Сора плотнее закутался в коричневого цвета плащ. На том берегу реки виднелись очертания только начавших покрываться листвой деревьев. Он улыбнулся. Весенний Париж — по слухам, едва ли не самое романтичное место в это время года. Миг спустя солнечный диск выглянул из-за горизонта и окрасил небо в бледно-розовые оттенки на фоне золотистых облаков, а его отражение в обрамлении затененных зданий заиграло на все еще темной поверхности Сены. Тогда-то у Соры и промелькнула мысль, что все эти слухи, должно быть, не так уж и далеки от истины.

Размышления о любви в Париже словно бы напомнили Соре о работе, и он, повернувшись к отелю через дорогу, вновь поднял массивный фотоаппарат с мощным телеобъективом и направил на закрытое окно. В этот момент все и случилось. Шторы отдернулись, створки распахнулись, и на балкон, чтобы полюбоваться восходом, вышли мужчина и женщина. Сора навел фокус на их лица, залитые солнцем, и щелкнул.

Мужчина отличался копной светлых волос невероятного оранжевого оттенка, торчащих во все стороны. Даже с такого расстояния можно было отметить его красивые черты. Женщина была где-то на полметра ниже ростом, с короткими черными волосами и ослепительной улыбкой, неизменно расцветающей на губах при взгляде на молодого человека. Тот обнял ее и наклонился, чтобы поцеловать.

Щелк.

Пока парочка наслаждалась друг другом, Сора успел сделать несколько превосходных кадров. К тому времени как женщина скрыла лицо вуалью и вернулась внутрь, он уже знал, что его ожидание окупилось сполна и на руках были все необходимые клиенту доказательства.

Удовлетворенно вздохнув, он начал долгий спуск вниз по каменной лестнице. Солнце полностью оторвалось от горизонта и заливало своим теплом все уголки Парижа. Город неспешно возвращался к жизни: тишину прорезали выкрики торговцев, зазывающих покупателей, а узкие улочки наполнялись утренней суматохой.

Вскоре Сора добрался до своей квартирки, где направился прямиком в гардеробную, использовавшуюся в качестве фотолаборатории, и приступил к проявке пленки. Меньше чем через час перед ним на бельевой веревке, протянутой от одной стены к другой, висели отличные фотографии размером двадцать на двадцать пять сантиметров. Он взял один из снимков, с которого все еще капал проявитель. О да. Идеальное сходство. Клиент будет доволен.

— Сора? — раздался голос младшей сестры. Они жили вдвоем, Сора был на пятнадцать лет старше и после смерти родителей заменил тогда еще трехлетней девочке отца. Сейчас ей недавно исполнилось восемнадцать, и через пару недель она со своим оркестром будет выступать в театре. Сестра обучалась игре на виолончели, и его сердце распирало от гордости каждый раз, когда он слышал ее музыку.

— Я здесь, Орихиме, — сказал он, выходя из проявочной со снимком в руке и осторожно прикрывая за собой дверь.

— Только вернулся с задания? Еще же так рано! — Орихиме встретила его у входа в кабинет, сияя радостной улыбкой. — Я приготовила завтрак: собу с вареньем и чечевицей! — Высокая и стройная, она стояла в дверном проеме, густые темно-рыжие волосы каскадом струились по спине.

— Спасибо, но я не особо голоден. — Он сел за письменный стол и принялся рыться в бумагах. — Но сама поешь как следует.

— Ты закрыл дело, Сора? — Орихиме заметила упавшую на пол фотографию и подняла. — О! Какой привлекательный молодой человек! — Она уставилась на брата преисполненными любопытства большими серыми глазами. — Как его зовут?

Сора нахмурился.

— Столь милой и наивной девушке, как ты, не следует интересоваться типами вроде этого, — он выдернул снимок из ее рук. Затем выражение его лица смягчилось. — Хотя должен признать, что большей частью своих доходов я обязан именно ему.

— Кажется, я его знаю, — произнесла Орихиме, прижав пальчик к подбородку. — Дай-ка подумать… На той неделе в газете печатали фото богатого американского бизнесмена, Ичиго Куросаки, приехавшего в Париж.

Когда Сора только покачал головой и даже не посмотрел на нее, Орихиме продолжила:

— Я узнаю его по твоему архиву, Сора, — она мечтательно улыбнулась. — Он определенно самый красивый мужчина из всех тех, что там есть.

Сора поднял голову, взгляд его был крайне суров.

— Он определенно самый никчемный из всех.

— Как ты можешь так говорить? — Орихиме склонила голову набок и уставилась в потолок. — Он молод, привлекателен, богат и… и женщины без ума от него.

— Вот именно. Слишком многие влюблены в него, ему же… не интересен никто. Орихиме, — непреклонно заявил Сора, заметив ее улыбку. — Не стоит строить глупые мечты по поводу того, кто лишь играет с женщинами, а не любит их, и кто, так или иначе, вне пределов твоей досягаемости. Почему бы не обратить внимание на кого-нибудь поближе, например, на того приятного юношу, Исиду, которому ты, кажется, нравишься?

Орихиме вздохнула.

— Урю очень милый, — сказала она, в очередной раз приковывая взгляд к черно-белому снимку поразительно красивого мужчины.

— А теперь иди завтракай, — велел Сора. — Через полчаса придет клиент, и мне надо будет встретить его здесь.

— Да, Сора, — послушно отозвалась Орихиме и двинулась в кухню.

Оставшись в одиночестве, Сора покачал головой, задумавшись о романтических фантазиях сестры. Она так молода и чересчур невинна для окружающего мира.

***


Раздался стук в дверь, и Сора поспешил открыть. На пороге стоял высокий мужчина с очень светлой кожей, ярко выраженными аристократичными чертами и длинными прямыми черными волосами, украшенными замысловатым белым аксессуаром. Сора узнал в нем кенсейкан, который носили члены благородных домов в Японии, хотя одет мужчина был в элегантный — и очень дорогой — западный деловой костюм. Он поклонился гостю и провел его в кабинет. Хоть ему и было известно имя клиента, тот прекрасно дал понять, что хотел бы сохранить анонимность, поэтому Сора решил подыграть.

— Прошу, мсье, — произнес он, указывая на кресло перед письменным столом. — Не желаете чаю?

— Нет, благодарю, — ответил мужчина равнодушным, безразличным тоном. — Я пришел для того, чтобы услышать ваш отчет, не более.

— Что ж, хорошо, — Сора присел напротив гостя. — Боюсь, мсье, что ваши подозрения были оправданы, — он выложил на стол утренние снимки.

Эти двое так погрузились в беседу, что вовсе не заметили пары любопытных серых глаз, следящих за ними из соседней комнаты через небольшое окошко.

Клиент, сохраняя бесстрастное выражение лица, наклонился изучить фотографии. Мгновение спустя лицо его омрачилось.

— Так это правда, — проговорил он. — Хотя не все так плохо, как могло бы быть. По моим источникам, мою жену, Хисану, видели с этим типом, — столько презрения было вложено в такое коротенькое слово, что Сора мысленно содрогнулся, — однако это моя сестра, — его глаза сузились. — И тем не менее это пятно позора на родовом имени, которое я должен немедленно смыть. Никакие американские мужланы не смеют вертеться вокруг члена нашей семьи. Исключено.

Он встал и вынул револьвер из потайного кармана пиджака.

Никто не обратил внимания на пару изумленно распахнутых серых глаз.

— Где, вы говорите, остановился этот Куросаки? — спросил аристократ.

Сора прочистил горло.

— Э-э, в отеле «Риц». И все же, мсье, я настоятельно советую вам не рубить с плеча.

Гость посмотрел куда-то сквозь него.

— Пришлите счет в наше родовое поместье. Благодарю за ваши услуги, — с этими словами он покинул квартиру.

Сора пару секунд смотрел мужчине вслед, после чего пожал плечами. Так или иначе, ничего больше он сделать не мог. Было предельно ясно, что клиент привык действовать по-своему.

— Сора, Сора, ты обязан что-нибудь сделать! — вылетела из кухни Орихиме и вцепилась ему в лацканы, лицо ее было искажено волнением.

— О чем ты толкуешь, Орихиме? — уточнил он, аккуратно отцепив ее пальчики и вернувшись за стол.

— Тот мужчина! — воскликнула Орихиме. — Он собирается пристрелить Куросаки! Ты разве не видел револьвер?

Сора нахмурился.

— Ты подглядывала за нами?

— Конечно нет… — сестра опустила взгляд. — То есть да. Но это только во благо, — запротестовала она. — Мы должны остановить его, предупредить преступление!

— Орихиме, — проговорил Сора, — никто не совершал преступления. А тебе не стоит шпионить за мной. Лишь к лучшему, если ты будешь держаться подальше от моих дел. Они не для такой невинной девушки, как ты.

— Но, Сора, — взмолилась Орихиме, широко распахнув глаза, — он убьет его.

— Я более чем уверен, что это всего-навсего образное выражение. Кроме того, Куросаки явно в состоянии сам за себя постоять.

— Но не против револьвера, Сора, нет. Ты обязан что-нибудь сделать! — вновь надавила она.

— Если я обращусь в полицию, там мне ответят, что никто еще не преступил закон. А пойдя к Куросаки — нарушу политику конфиденциальности. И было бы ради чего! Нет, Орихиме, — заявил Сора, предупреждающе покачивая головой, — тебе стоит просто-напросто забыть обо всем и вернуться к игре на виолончели. Нет, я не желаю больше говорить на эту тему, — грозно повторил он, заметив, что сестра снова собралась возразить.

***


Орихиме у себя в комнате лежала в постели на животе, лоб ее пересекала глубокая морщинка. Покосившись на дверь, девушка скользнула рукой в пространство между стеной и кроватью. Вытащив оттуда толстый альбом, она положила его на подушку и открыла.

Внутри оказалась куча газетных вырезок из статей светской хроники о похождениях Ичиго Куросаки. Пресса, казалось, была очарована им за его статную внешность, богатство и непаханое поле для сплетен. Орихиме задержала взгляд на красивом лице и вздохнула. Наверное, это довольно странно — так увлечься человеком, которого никогда не встречала лично, но с тех самых пор, как ей на глаза попалось его фото по случаю прошлогоднего скандала в Париже, она была им словно одержима. Он был очень привлекательным: полные губы, великолепные густые волосы и такая гладкая кожа. Руки — сильные и мускулистые… От одного взгляда на его фотографию сердце билось в груди, голова шла кругом, а по телу бежала приятная дрожь.

Пусть все и твердили, насколько он ужасен, Орихиме казалось, что у него добрая душа. Словно в нем жили два человека: тот, в котором не наблюдалось ничего хорошего, который гонялся за женщинами, не испытывая к ним никаких чувств, и бесстыже наслаждался бессмысленными корпоративными войнами, и… и другой, который всплывал в менее громких статьях, описывающих, как он пожертвовал деньги в фонд помощи нуждающимся, который заботился о младших сестрах и вызвался на добровольных началах работать с детьми. Она видела фотографию, где он держит на руках и крепко обнимает маленькую девочку, подвергшуюся нападению бандитов, и даже в некачественном снимке сумела разглядеть скрытые в глазах доброту и печаль.

Сора, разумеется, назвал бы ее наивной, но отчего-то Орихиме ощущала связь с этим рыжеволосым мужчиной. Странным образом ей казалось, будто они уже были знакомы — то ли во сне, то ли в туманном прошлом. По непонятным причинам никак не удавалось избавиться от мысли, что прежде она уже клялась ему в любви, что он защищал ее и она сама, в свою очередь, тоже обещала защищать его.

Орихиме качнула головой. Сора счел бы это глупыми девичьими фантазиями.

Она перевела взгляд на фотографию, сделанную совсем недавно. Сейчас здесь, в реальном мире, он в опасности.

Наверняка же должно быть что-то в ее силах, что можно сделать ради его спасения! Положа руку на сердце она могла позволить всему идти своим чередом, хоть брат и полон был решимости ничего не предпринимать. Невзирая на чувства, это ее человеческий долг — предотвратить убийство. Просто обязать быть какой-то выход… Губы сжались в одну линию.

Внезапно в голову пришла идея, и Орихиме резко села. Она вернула альбом в укромное местечко и выскочила в коридор.

— Сора, — позвала она, — я пошла на занятия. Через пару часов вернусь.

Брат сидел за столом, погруженный в работу, поэтому только лишь пробурчал что-то и махнул рукой на прощание. Орихиме накинула пальто и шляпу, схватила футляр от виолончели, после чего выскользнула за дверь и побежала вниз по лестнице.

@темы: bleach

URL
   

Просто... дневник

главная